DVOREC.RU
Портал досуга и развлечений

dvorec.ru »





     ПАРАД СТАТЕЙ
     Между нами, девочками
     Мужской разговор
     Любовь и отношения
     Психология
     Секс-новости
     Здоровый образ жизни
     Спортзал
     Дом и семья, дети
     Говорят, что...
     Школа жизни, советы
     Бизнес, карьера, деньги
     Виртуал, Hi-Tech
     Каламбур, ералаш
     Вокруг света
     Братья наши меньшие
     Непознанное
     Авто мир
     ПОЗНАЙ СЕБЯ
     Гороскоп на сегодня
     Знаки Зодиака
     Китайский гороскоп
     Книга Перемен
     Тайна имени
     Толкователь снов
     Книга чисел
     Тесты
     Фэн-Шуй
     Астрология
     Хиромантия
     Другие гороскопы
     КУЛЬТУРА и ИСКУССТВО
     Культура, искусство, истор.
     Видео, кино
     Искусство татуировки
     Неоднозначная реклама
     Объемные рисунки
     Занятные статуи мира
     Другие фотогалереи
     Фотоподборки
     ДОМОВОДСТВО
     Приятного аппетита
     Хозяйке на заметку
     Обустройство, ремонт, уют
     6 соток, дача, сад
     Растения
     Наши домашние животные
     СМЕХ ДА И ТОЛЬКО
     Анекдоты
     Афоризмы
     Веселые четверостишья
     SMS-сообщения
     Истории
     Стихи
     Фото приколы, курьезы
     А знаете ли вы, что...
     Юморительное чтиво
     ДАВАЙ УСТРОИМ ПРАЗДНИК
     Открытки
     Поздравления
     Пожелания
     Тосты
     Розыгрыши
     Фокусы


Авто мир

<< Предыдущая статья | В начало | Следующая статья >>



Легко ли создавать автомобили для солидных клиентов? Паккард - история становления элитной марки


Легко ли создавать автомобили для солидных клиентов? Паккард - история становления элитной марки

«...И не видно полотна – лимузины, лимузины...» – несомненно, эта картинка запала в память тем, кто помнит Москву довоенную или хотя бы первой половины 50-х.

Да и по кинофильмам многие помнят эти шикарные авто роскошных, вальяжных форм, блестящие хромом и лаком. Ведь большинство знаменитых американских кинокартин 40–50-х годов попали в прокат в Советском Союзе десятилетием-другим позднее, чем на Западе.

В 30-е годы Москва знавала немало роскошных лимузинов, это отражено в тогдашней литературе.

В одном из романов Кассиля (страстного автомобилиста, кстати) достаточно подробно описывается машина известного кинорежиссёра – низкая, с утопленными фарами, цветом напоминающая жука-бронзовку, с откидным сиденьем в покатом «хвосте».

Во «Вратаре республики» значительное место отводится девушке в меховом манто, небрежно облокачивающейся о борт вытянутой, блестящей, «породистой» машины.

Ильф и Петров, совершившие творческую командировку в Североамериканские Соединённые Штаты, немало страниц в описании этой, вне всякого сомнения, богатой впечатлениями поездки уделили автомобильному салону в Нью-Йорке и автомобилям вообще.

Среди автомобильных марок, как можно заметить, двое друзей, подаривших нам незабываемые образы Великого Комбинатора Остапа Бендера, «сына лейтенанта Шмидта» Шуры Балаганова, Михаила Самуэльевича Паниковского и необъятной души шофёра Адама Казимировича Козлевича, отдают дань особого уважения Паккарду.

Эта машина, несомненно, символизировала даже не успех или роскошь – она олицетворяла мечту. А мечта не обязательно должна сбываться. Она должна просто быть – ибо что такое жизнь без мечты?

Мечта ездить быстрее, чем на лошади, посетила преуспевающего инженера-электрика Джеймса Уорда Паккарда в самом конце XIX столетия. Он нашёл время съездить за 80 миль – в соседний Кливленд, где Александер Уинтон, приобретя опыт изготовления велосипедов, решил перейти к автомобилям. (Automobile – этот термин предпочитали американцы в противовес английскому Motor Car.)

Мистер Уинтон легко уступил ему 13-й из выпущенных на его фабрике лёгких моторных экипажей характерной для тогдашней Америки конструкции – небольшой моторчик под рамой, велосипедные колёса, изогнутый рулевой рычаг – «коровий хвост», грязезащитный щиток спереди...

Виной ли тому несчастливый серийный номер, но Джеймс так и не смог доехать на новом приобретении до своего дома в Уоррене. Надо полагать, коляска Уинтона была хлипковата для тех дорог, что были в те времена в Огайо. Мотор начал закипать уже на второй миле, велосипедные шины явно не были рассчитаны для использования на моторизованном транспортном средстве, соскакивали приводные цепи, лопнула рулевая тяга...

Наконец, у придорожной фермы мистер Паккард окликнул хозяина, и, взвалив передок «чуда современной техники» на фермерские дроги, они двинулись обратно в Кливленд с целью вернуть товар производителю, взыскать с того уплаченные деньги, а заодно попенять на не вполне удовлетворяющие запросам публики потребительские качества новинки.

Вот это последнее вызвало у мистера Уинтона явно негативную реакцию. Он сам считал себя отменным специалистом по автоделу, гордился своими изделиями и на вполне корректные по форме замечания мистера Паккарда насчёт конструктивных просчётов в запале выпалил: «Раз вы сами всё знаете, почему бы вам самому не построить автомобиль?!»

Мистеру Паккарду откровенно не пришёлся по душе апломб мистера Уинтона, и, сказав по возможности сдержанно: «Я последую вашему совету», – он повернулся и вышел. Естественно, постройка автомобиля стала для него делом чести, ведь он был человеком высоких принципов.

Мистер Паккард не просто хорохорился – в следующем году из ворот его мастерской вышел первый десяток автомобилей. У них был расположенный спереди мотор, рулевое колесо на наклонной колонке, шины-пневматики, заказанные на фирме «Goodyear» – свидетельство того, что мистер Паккард не упустил из вида самые передовые тенденции.

В 1901 году мистер Паккард привёз свои автомобили на выставку в Чикаго. Он скромно поставил их у входа – залы были уже переполнены чудесами науки и техники. Как раз в это время чикагский бизнесмен Генри Джой подыскивал себе на выставке новомодный «безлошадный экипаж». Он заинтересовался паровым автомобилем. Приставленный к экспонату шофёр, очевидно, сам не располагал достаточным опытом обращения с технической новинкой. Разведя пары, он неловко повернул кран, вледствие чего вырвалась сильная струя пара. Ошпарило мистера Джоя не сильно, но испугался он основательно и зарёкся приближаться к паромобилям.

На следующий день мистер Джой обратил внимание на то, как мистер Паккард самолично заводил свой автомобиль. Поймав взгляд мистера Джоя, Джеймс предложил тому прокатиться. Тот с некоторой опаской влез на сиденье, автомобиль уверенно тронулся с места и покатил по улице. Как раз в это время мимо промчались пожарные дроги. Мистер Паккард легко поравнялся с ними и выяснил у брандмейстера, что и где горит. После этого он развернул автомобиль и вернулся на выставку. Так бензиновые автомобили начали показывать своё преимущество перед паровыми.

В результате мистер Джой не просто купил автомобиль. Он взялся финансировать предприятие Паккарда. Через год Паккарды уже сходили со сборочной линии на новом заводе в Детройте.

Руководство фирмы решило попробовать силы и в спорте, выставив автомобиль на престижные гонки на кубок, учреждённый страстным фанатом технических новинок Уильямом Киссэмом Вандербильдтом-младшим, унаследовавшим миллиардное состояние.

Для создания гоночного автомобиля был приглашён французский инженер Шарль Шмидт. Шмидт не стал проектировать сверхмощного монстра. Его автомобиль напоминал созданный им же для известного в Европе спортсмена графа Фурнье 20-сильный Mors. Шмидт с нуля создал лёгкую раму и подвеску. Только 24-сильный моторчик был серийный.

В принципе, такой машиной было легче управлять, но на громадных Locomobile, Pierless, FIAT, Peugeot, Case сидели двужильные мужики – Барни Олдфилд, Дарио Реста, Джимми Мёрфи, «Пушечное Ядро» Эдвин Бейкер... Они буквально затирали небольшой автомобильчик по имени «Серый Волк». В итоге машина доживала свой век в качестве рекламы перед кинотеатром в Далласе – провинциальном тогда городе, ведь Техас ещё не был известен ни как ковбойский, ни как нефтяной штат. Впоследствии фирма пыталась снова использовать имя Gray Wolf, но об этом позже...

В гонках продолжилось соперничество Паккарда и Уинтона. Уинтон выставлял на старт мощные машины под названиями «Bullett I» и «Bullett II» – то есть «Пуля-1» и «Пуля-2».

В 1904 году некий врач, товарищ Уинтона, на пари в 50$ совершил пробег Сан-Франциско – Нью-Йорк. Мистер Паккард подверг этот результат сомнению, за что мистер Уинтон подал на него в суд. Тогда Паккард сам подготовил машину для трансамериканского пробега. За ходом пробега пристально следили газетные репортёры. После финиша, когда спустя 63 дня позади остались тысячи миль американских дорог, и по большей части – бездорожья, прерий, песков, каменистых осыпей, непролазной грязи, все признали – результат Уинтона бесспорно перекрыт. Судебное разбирательство «Уинтон против Паккарда» тем временем изрядно затянулось. В итоге суд оставил стороны при своих интересах – в 1926-м году, спустя год после ликвидации предприятия мистера Уинтона.

Джеймс Паккард оставил компанию своего имени всё в том же 1904 году. Тогда же на машинах появился радиатор неповторимо паккардовской формы «в виде шляпы жандарма».

Компания избрала направлением своей деятельности выпуск солидных и быстроходных автомобилей. Они выпускались поточно, но это позволяло добиться снижения себестоимости и достижения качества, недоступного мелким компаниям с полукустарным производством. В итоге паккарды уверенно заняли позицию на рынке.

Паккарды оснащались заказными кузовами типа «ландоле», «таун-кар», «лимузин» и «фаэтон», предполагавшими езду с наёмным водителем. Однако их владельцы зачастую находили удовольствие в самостоятельном вождении, а Паккарды с кузовами «фаэтон» знатоки относили к спортивным.

В номенклатуре кузовов, устанавливавшихся на Паккарды, был один весьма характерного типа, т.н. «виктория». Он имел английское происхождение, его название пошло от любимого экипажа Её Величества Королевы Виктории. Кузов этот интересен тем, что боковая дверь обеспечивает весьма удобный доступ и на задний диван, и на сиденье шофёра, благо переднего пассажирского сиденья в таком автомобиле нет, разве что – на крайний случай – откидной стульчик.

Двери со стороны шофёра могло и не быть. Верх на такой машине, как и на одноимённом экипаже, складывался и поднимался достаточно легко, в то время как на кабриолетах верх складывался лишь в особых случаях, поскольку операция эта требовала приложения немалых усилий. Была и закрытая версия такого кузова, очень изящная с виду.

Претерпевая с годами изменения, этот кузов дожил до Второй Мировой войны, да и после находились охотники до экзотических «викторий», «седанок», «брогэмов», «таун-каров».


Среди клиентов фирмы достаточно быстро появились коронованные особы. Облюбовали Паккард и звёзды кино и спорта.

Джек Демпси, завоевав чемпионский титул в боксе, на призовые деньги приобрёл роскошный Паккард с кузовом «купе-де-вилль». Его соперник Джесс Виллард, чтобы скрасить свою неудачу, тотчас заказал себе Паккард с фурнитурой, вместо никеля покрытой золотом.

Вообще же список клиентов напоминал ежегодник клуба миллиардеров: Арбакли, Арчибальды, Асторы, Гулды, Морганы, Вандербильдты, Рокфеллеры...

В 1915 году была представлена модель Twin Six – «Двойная шестёрка». Она не могла не поразить публику – ведь это был первый серийный автомобиль с 12-цилиндровым V-образным мотором.

Ведущие автомобильные эксперты с восхищением отмечали ураганный разгон, отсутствие шума, кроме звука всасываемого воздуха, на скорости 80 км/ч. Сотрудник английского журнала Motor без особого затруднения разогнался на Twin Six до 72 км/ч на затяжном подъёме. А вот русскоязычная реклама этой машины:

''Packard - самые дорогiе и самые лучшiе в мире!

Автомобили «Пакаръ» – самые дорогiе автомобили в мiре. Но практичные янки считают их наиболее выгодными. Затраченныя деньги здесь наилучше оплачиваются. Кто не ездил на «Пакаре», тотъ не может представить, насколько приятна езда на автомобиле. «Пакаръ» идетъ по вспаханному полю, какъ по хорошей дороге''.

Въ Россiи, по странной случайности, почти не знают «Пакара». А между темъ онъ приспособленъ именно къ очень плохимъ дорогамъ западныхъ штатовъ Сев. Америки, – эти дороги не лучше нашихъ русскихъ. В Америке на всехъ дорожныхъ испытанияхъ «Пакаръ» получалъ и получаетъ первые призы.

Автомобилями фирмы «Пакаръ» очень легко управлять. Они безопаснее и устойчивее всехъ другихъ. Остановки производятся безъ малейшихъ толчковъ и дерганiй. Большимъ удобствомъ «Пакара» является его левое управленiе и центральная контрольная доска, на которой сосредоточены все механизмы автомобиля (тутъ же и пускъ въ ходъ).

Автомобили «Пакаръ» долго не стареютъ, благодаря ихъ прочности и формамъ. Они не теряютъ своей мягкости и абсолютной безшумности хода, даже после многихъ летъ езды''.

Это был автомобиль мечты. Бесконечно длинный, сверкающий лаком кузов, огромные радиатор и фары, необычной формы щиток приборов в салоне по центру торпедо, рулевое колесо с огромным ободом из эбонита, пружинистые диваны, в которых седоки буквально утопали...

Уильям Сароян посвятил рассказ длившейся целое лето дружбе мальчика из иммигрантской семьи с индейцем по имени Локомотив-38, проходившей в поездках по окрестностям на Паккарде, длинном, роскошном, зелёном, как молодая травка. Индеец, освоившийся в бизнесе, притворялся, что не знает законов американского общества и американского образа жизни, чтобы дать 12-летнему Вилли вволю поездить за рулём машины-мечты, поохотиться и порыбачить.

Вилли было не особенно трудно управляться с огромной машиной – тяговитый мотор нечасто требовал переключать передачи, к тому же коробка была синхронизированная. У сцепления был лёгкий выжим, благодаря вакуумному сервоусилителю. Барабанные тормоза на всех колёсах с двойными колодками позволяли легко остановить машину даже со скорости 50 миль/ч. Да, это было незабываемое лето!

Этот замечательный автомобиль выпускался и после Первой Мировой. Впервые президент Соединённых Штатов прибыл на инаугурацию в автомобиле, и этим автомобилем был Паккард!

Развитие рынка заставляло переходить на поточный метод производства, снижать себестоимость. Банкротство настигло таких производителей престижных автомобилей, как Локомобиль, Крэйн-Симплекс, Томас-Флайбоут, Апперсон, Лозьер, Мак-Фэрлэн, Биддл – а Паккард преуспевал. Для дорогих авто был характерен консерватизм, и Паккард в те годы отличали очень простые формы – как у обувной коробки. Впрочем, конкуренты – Кадиллак, Пирс-Эрроу, новообразованная марка Линкольн – в этом плане нисколько не выигрывали.

Но вскоре на фирме «Франклин» бывший офицер французской армии Франк Де Косс всерьёз занялся разработкой стиля. Начали вестись работы в этом направлении на фирмах «Хадсон», «Студебейкер», «Нэш». «Коул» предлагал модели с экзотическими наименованиями «Спортосайн», «Туросайн», «Волант» и «Бруэтт», на которых использовались необычные стилевые решения, к примеру, восьмигранные боковые и задние окна.

В Америке начали появляться в значительных количествах европейские автомобили – Испано-Сюиза, Изотта-Фраччини, Мерседес, Бугатти. С 1922 года в Спрингфилде штата Нью-Йорк действовал филиал Роллс-Ройса, за разработку кузовов на котором отвечали Рэй Дитрих, Том Хиббард, Джон Инскип. Производство шло на бывшей фирме «Брюстер».

Американские Роллс-Ройсы отличал весьма смелый стиль. Их красили в разные цвета, в зависимости от того, какому заказчику предназначен автомобиль – тёмно-зелёный для дома Морганов, цвет бургундского для дома Вандербильдтов, голубой, как бы подёрнутый инеем, – для дома Асторов.

На машинах ставились складные тенты с низким, стремительным профилем, ветровые стёкла с большим углом наклона. В Спрингфилде имелся склад для хранения сезонных кузовов – многие клиенты заказывали для автомобилей по два кузова – на лето и на зиму. «Зимние» кузова окрашивались в более тёмные оттенки. Кузова хранили очень тщательно – каждый день протирали замшей, тщательно закрашивали и заполировывали царапинки и трещинки. Эдвард МакОули, сын президента фирмы «Паккард», решил взять на вооружение подобный метод обслуживания клиентов.

Паккарды стали оснащать кузовами, подобными кузовам типа «Спидстер Дерби», ставившимся на спрингфилдские Роллс-Ройсы. Такие кузова вошли в моду и стали ставиться на автомобили марок «Стутц», «Мармон», «Линкольн», «Дьюзенберг», «Киссел», «Гарднер», приглянулись они и клиентам «Кадиллака». Если быть точным, это были фаэтоны спортивного типа с дополнительным ветровым стеклом для задних пассажиров. МакОули искал оригинальные цветовые решения, нестандартно проводил границы разделения цветов, дерзко подчёркивая их молдингами.

Вскоре с «Паккардом» начал сотрудничать Рэй Дитрих, первоклассный специалист по стайлингу. Типичный Паккард того времени – статный, элегантный, просторный дубль-фаэтон – само великолепие! Именно эти машины стали попадать в нашу страну, олицетворяя мечту:

«...Настоящая жизнь пролетела мимо, радостно трубя и сверкая лаковыми крыльями». (Ильф и Петров, «Золотой телёнок»)

Машины эти служили в наркоматах, в райкомах. Именно на таком Паккарде полковник Шебалов вёз племянницу – комсомолку Натку – во время короткого свидания в Москве (Гайдар, «Сказка о Военной Тайне»). Именно эти фаэтоны шли в колонне, встречающей челюскинцев на площади перед Белорусским вокзалом. На таком же автомобиле шофёр Борис Удольский выступал в линейных скоростных заездах – тогдашнее начальство поощряло подобные инициативы. Между прочим, Удольский в своё время разыскал и поставил на ход 200-сильный гоночный Бенц и стал первым советским рекордсменом.

Такой фаэтон служил парадным выездом индийскому магарадже Патиала. А можно ли найти лучший экипаж для Мэри Пикфорд, Джуди Гарленд, Барбары Харлоу? Рудольфу Валентино и Дугласу Фэрбенксу Паккард тоже был к лицу. Он по праву являлся олицетворением голливудского шика и эпохи просперити.

Шестицилиндровые модели исчезли из фирменной программы аккурат к фондовому краху 1929 года. На роскошных авто Америка въезжала в ночлежку для бездомных.

Надо сказать, что производителям дешёвых массовых моделей пришлось тяжелее – они мигом потеряли большую часть покупателей. Позволить себе покупку нового автомобиля могли лишь очень богатые люди, состояние которых не смогла истощить даже Великая депрессия.

Ещё кое-кто устоял на ногах в те нелёгкие времена. Но это были люди степенные, обстоятельные, не склонные к излишествам. Они покупали такие же крепкие и солидные, как они сами, машины – Нэш, Хадсон, Студебейкер, Крайслер с тяговитой «шестёркой», установленной на резиновые опоры.

Это был настоящий средний класс – люди, содержащие востребованнный в любых условиях бизнес, – врачи, юристы, служащие крупных компаний, должностные лица.

Автор: Дeниc Лeoнтьeв
Просмотров страницы: 274


Теги: история автомобилестроения, автомобильные рынки, автомобили, популярность, дизайн, богатство,



Подпишитесь на анонсы статей






<< Предыдущая статья | В начало | Вверх | Следующая статья >>








Лента новостей
19:34   Появилась информация о задержании в Москве известного политолога

19:25   Маск высказался о снижении рождаемости в США

19:20   Стали известны подробности расправы российского общественника над женой

19:20   Военкор сообщил о взятии под контроль российскими войсками Семеновки

19:10   «Пережил идеологическое давление». Как при советской власти менялся русский язык?

19:05   Индианку заблокировали в мобильном приложении из-за необычного имени

19:02   Суд не стал арестовывать напавшего на журналистов москвича

19:00   Тихонов призвал отправить судившую матч Первой лиги женщину-арбитра в Махачкалу

18:57   В Госдуме заявили о мешающих повысить зарплаты врачам «паразитах»

18:48   В Грузии начался марш женщин против закона об иноагентах

Все новости

Гороскоп на сегодня

Зодиакальный гороскоп на сегодня 20.04.2024



Тематические фотоподборки

Чемпионат мира по скульптуре из песка в Коломенском

Модель становится прозрачной и сливается с пейзажем

Компакт-кар. Немцы устроили фотосессию игрушечному Opel Adam
| Другие фотоподборки |







| Блог портала | Администратор | Подписка на рассылки | Карта портала | Вверх страницы |